Велосипедисты - полноправные участники движения. А не как у нас - смертники, зависящие от милости владельцев авто

Велосипедисты — полноправные участники движения. А не как у нас — смертники, зависящие от милости владельцев авто

После поездки в Германию мой смартфон до сих пор не может прийти в себя. Как и его хозяйка.

В течение всего путешествия Новосибирск-Москва-Рига-Берлин-Штутгарт-земля Баден-Вюртемберг-Штутгарт-Мюнхен-Москва он отлично справлялся со своими задачами: определял местоположение, выставлял местное время, погоду… Даже при пересадке в Москве еще был адекватен. А по возвращении домой свихнулся: время стал опять показывать европейское (даже не московское!), пришлось вручную выставлять часовой пояс; с погодой вообще смешно. В Бердске он считает, что он в Новосибирске, и показывает погоду там, а когда я нахожусь на работе в новосибирском Академгородке, он мне показывает погоду в Москве. Возвращаюсь домой в Бердск — опять определяет местоположение как Новосибирск (оговорюсь, что он всегда четко определял, вплоть до номера дома). Т.е. мой телефон всерьез считает, что я каждый день езжу на работу в столицу. Есть в этом один плюс: я всегда в курсе, сколько градусов у сына)))

Не хочется, наверное, моему телефону в этот холод, и не столько погодный, сколько людской. Неприветливо встречает родина, при каждом возвращении об этом думаю. Но что такое родина? Это люди. Так вот об людЯх… На конкретных примерах.

Вылетала в Россию из Мюнхена, до аэропорта добиралась на автобусе-экспрессе (ходит от жд-вокзала, если встать к поездам лицом, то его остановка будет справа). Билет 11 евро, у водителя, выдается чек. В аэропорту два терминала, сначала остановка у терминала 2 — «Люфтганза», затем водитель на английском обратился к оставшимся в автобусе пассажирам, какой у кого сектор вылета. У меня и у соседей-азиатов этого в билете указано не было, тогда он спросил, какой компанией летим — посмотрел где-то у себя, сказал, что мои Ural airlines — это сектор А, остановившись, показал рукой, куда идти. Вот так…

Остановка экспресса в Мюнхене, с расписанием движения. У Толмачевского экспресса оно тоже есть... где-то

Остановка экспресса в Мюнхене, с расписанием движения. У толмачевского экспресса оно тоже есть… где-то

И вот родной Новосибирск. Как известно, из аэропорта в город ходят два автобуса: 111Э и 112. Вышла из здания, стоят оба. Думаю, доеду на 112-м до пл. Маркса, оттуда бердская маршрутка чуть не до подъезда. Но он закрыл передо мной дверь, и сколько я ему ни махала, увы. Ладно, поехала на 111-м. Проезд 70 руб., билет не выдается. Когда подъезжали к автовокзалу, пожилая женщина обратилась к водителю с просьбой остановиться не на стороне автовокзала (у него там конечная, кстати, никак не обозначенная), а на противоположной стороне, мотивируя тем, что у нее тяжелая сумка, а переходить дорогу надо по виадуку. Тяжело, холодно. Угрюмый водитель ответил, что у них там нет остановки. Тогда к ее просьбе присоединилась я. Молча водитель миновал остановку, развернулся под эстакадой и высадил нас возле входа в автовокзал…. Соотечественники, на одном языке говорим, но не слышим друг друга… Увы…

Можно винить государство, что оно не заботится о людях , а мы сами друг о друге заботимся? Ведь все начинается с малого…

С кнопки Stop в том же автобусе, расположенной у каждого сиденья, а не как в наших автобусах над дверью под потолком, т.е. встань заранее, дотянись, убедись, что сработала, если в нервах нажал дважды — схлопотал от водилы, а если не сработала и проехал остановку — сам дурак.

Кнопочка требования остановки - жмешь не вставая с сиденья

Кнопочка требования остановки — жмешь не вставая с сиденья. У них там, на загнивающем Западе

С того что в католических и протестантских церквях во время службы сидят, а у нас на своих двоих стой…

Я в церкви захожу не только на экскурсии, но и просто погреться, передохнуть

Я в церкви захожу не только на экскурсии, но и просто погреться, передохнуть

С подставок для ног в залах ожидания. Чтоб ноги не затекали. Вот так…

Трогательная забота о ваших ножках

Трогательная забота о ваших ножках

Когда мы с телефоном придем в себя?